Roman Kashigin (ugandan) wrote,
Roman Kashigin
ugandan

Categories:

Смерть Рыжей Годзиллы

Чикаго, 1 июня 1993год. Самолет снижался над огромным каменным городом, в прошлом известном своими гангстерами. На крышах некоторых небоскребов зеленели бассейны. Вдали озеро Мичиган плавно переходило в небо. Я смотрел вниз из окна самолета и немного волновался. Это была моя первая встреча со Страной Свободы, я заочно её любил, и долгое время мечтал оказаться там любым способом. В 80тые годы я провел сотни часов у радиоприемника, слушая «Голос Америки» и «Радио Свободы». И чем сильнее их глушили советские спецслужбы, тем крепче становилась моя любовь к Америке.
И вот, наконец, здравствуй Америка - страна сильных, смелых, умных и свободных людей!!!
В аэропорту меня встречала женщина по имени Бренда, с которой познакомился по переписке. Ещё до появления массового Интернета, чтобы освоить английский язык, я стал членом “International Pen Friends” и в мой почтовый ящик начали приходить письма со всего мира. Одно из них было от американки Бренды. Она писала, что ей 31 год, разведена, воспитывает шестилетнюю дочку и хочет познакомиться с русским парнем. Последние три года Бренда работала при американской армии в Германии в качестве специалиста по русскому языку (Russian linguist), а теперь поселилась в Чикаго, чтобы закончить университет.
До этого я видел Бренду только на фотографии, которая оказалась несколько лучше оригинала, но меня это совсем не очень огорчило, ведь моей главной целью была сама Америка.

Поездке в США предшествовал не очень приятный период моей жизни. Примерно за четыре месяца до отъезда я окончательно расстался со своей девушкой Ольгой, с которой встречался более пяти лет. Вроде бы, банальная история: она переспала с моим близким другом. Казалось бы, ну и что тут такого? Ведь я тоже не ангел и незадолго до этого сам выебал жену этого друга и вообще при первой возможности совал член во все дыры. Но любил-то я только Ольгу и даже не мог предположить что, потеряв ее, буду так сильно страдать.
Одним словом, я запил.
Чтобы перестать думать об Ольге, я выпивал один-два стакана водки и сразу после этого шёл в парк бегать кросс, потом возвращался домой и принимал еще пару стаканов. Сколько бы я не пил, голова не болела. Голова была занята вопросами без ответов: «С кем она сейчас? Почему это случилось со мной?»
Я превратился в машину работающую на алкоголе, и с каждым днем горючего требовалось все больше и больше.
Регулярно приводил домой проституток, но боль не уходила. После двух недель запоя я потерял сознание и упал в ванной комнате. Находившаяся в тот момент со мной очередная девушка не стала шарить по моей квартире в поисках денег (спасибо ей!!!), а вытащила меня из ванной и вызвала скорую помощь.
После этого случая пить я перестал, но подсел на транквилизаторы. Превратился почти в лунатика, принимал таблетки чуть ли не горстями, а заснуть всё равно удавалось только под утро. «По-че-му? По-че-му?»- стучало в голове.

Так что поездка в Америку должна была стать своего рода лечением. Во всяком случае, я на это очень надеялся.

Бренда - американка ирландского происхождения. У неё были рыжие волосы, белое и мягкое, как тесто тело и огненно-рыжая, большая, волосатая, пахнущая вагина. Вкусы у людей, конечно, разные и возможно кому-нибудь и понравилось бы и такое, но мне с первых дней стало ясно, что Бренда далека от идеала моей мечты.
Однако память о перенесенных страданиях даже не допускала и мысли о возврате в Россию. К тому же американские газеты пестрели предложениями о высокооплачиваемой работе. Везде обещали не меньше 2 тысяч, а в те годы моя мама работая в России на фабрике инженером в пересчете на доллары получала всего 10 баксов в месяц.
«Так что тут думать», - решил я, - «надо оставаться в Штатах и устраиваться на работу. Но как? Да, жениться на Бренде и все дела! Тем более что она сама меня к этому подталкивает»
Английский я знал плохо, но все же смог произнести:
-Brenda, will you marry me?
-Yes!!!!!

Мы подали заявление и уже через два дня нас расписали. Чиновник, который занимался гражданским делопроизводством в этот день на работу не вышел и наш брак зарегистрировал судья по уголовным делам. Он что-то прочитал и хоть я почти ничего не понял, все равно сказал:
-Yes, I do!
C этого момента началась моя «счастливая» семейная жизнь.



Я, бедный русский, привез с собой из нищей России 6000 долларов. Для 1993 года это были не такие уж плохие бабки. Заработаны они были нелёгким трудом массажиста и на перегоне машин из Германии. У «богатой» же американки не было ничего кроме 40тыс. долларов долга за обучение в университете.
Деньги, привезенные мной, были потрачены в мгновение ока. За 3 тысячи мы купили подержанную машину «Mercury Topaz», 600 ушло на кольца, 400 на новый телевизор, а остальное Бренда истратила на разное барахло, заказанное по каталогам.
Хочешь, не хочешь, а надо было устраиваться на работу. К тому же родители Бренды из штата Пенсильвания привезли нам её дочурку Рейчел, девочку с отвратительным характером, и на неё тоже надо было тратиться.
Оказалось, что найти работу не так уж и просто. Во многих местах где, якобы, предлагались хорошие зарплаты, клиентов нужно было выискивать самому. Идти же на стройку или пылесосить ковры у меня совершенно не лежала душа. В других же местах требовался приличный английский язык.
Язык, я конечно учил…
Однажды я так заблудился в дебрях рыжих волос на вагине моей жены, что по ошибке засадил член ей в задницу. Выпучив глаза Бренда дико заорала:
-Not this way!!!
Так я на всю жизнь запомнил, что “not this way” означает «не туда».
Кстати о языкознании. Перед своей службой в Германии Бренда прошла годичный курс русского языка при американской армейской школе. Оказавшись в ФРГ, она начала работать на «прослушке». Бренда сидела в специально отведенном помещении и слушала переговоры советских военных, находившихся на территории ГДР и Польши. Когда ей что-то казалось подозрительным, то она передавала эти записи в соответствующий отдел. При этом все, что она могла сказать по-русски, было – «Как поживьяешь?» Однако во всех своих многочисленных резюме, которые Бренда рассылала потенциальным работодателям, она всегда указывала, что бегло говорит на русском языке.
Кроме уже упомянутых занятий с самой Брендой, для улучшения своего английского я записался на бесплатные курсы, однако посетить удалось всего несколько занятий. Как-то раз моя рыжая американская жена решила подвезти меня домой и заехала на эти курсы. И ужас! Она увидела, как я стою и разговариваю с Наташей, девушкой из Белоруссии, которая училась вместе со мной в одной группе.
-Больше ты туда не пойдешь! - заорала Бреда, как только мы приехали домой.
-Но почему?
-Ты записался на эти курсы, только для того, чтобы общаться со своими русскими сучками!
Она так и сказала «Russian bitches».
Спорить с ней было страшно. Когда Бренда визжала, то её лицо багровело, тонкие губы искривлялись и начинали походить на гадюк, а меж ними, как у пираньи, торчали мерзкие, мелкие зубки.
Мне же скандалы мне были совершенно не нужны, и поначалу я просто пытался отшучиваться, но к несчастью Бренда была начисто лишена чувства юмора. То есть, пошутить с ней все-таки было можно, но сначала нужно было об этом предупредить. В крайнем случае, поцокать языком или состроить глупую рожицу, чтобы хоть как-то подготовить её мозг к последующей остроумной шутке.

Район Чикаго котором мы жили, назывался Гайд Парк (Hyde Park), там находился университет в котором и училась моя вторая половина. Большинство населения в этом районе составляли чернокожие.
Я устроился массажистом в парикмахерскую недалеко от дома и стал единственным белым человеком работающим там. Хозяин салона Стивен, обещал платить мне 50% от каждого массажа. Он был хороший парень и хороший парикмахер, но никакой не бизнесмен. Стивен постоянно кого-то сам стриг, а я сидел в небольшом массажном кабинете довольно далеко от входа в салон. Никто из посетителей даже и не догадывался, что в салоне есть массажист. В результате за первые две недели моей работы, моя зарплата составила всего 120 долларов.
-Стивен, - просил я, - повесь, пожалуйста, объявление, что в твоем салоне можно сделать массаж. А то ведь никто об этом и не знает.
-Да-да-да, - отвечал он, продолжая стричь посетителя, - я обязательно завтра это сделаю!
И не делал ни хрена.
Отсидев еще неделю без работы, я решил увольняться.
Но Стивен очень хотел, чтоб у него работал хотя бы один белый и предложил мне $1200 в месяц просто за то, что я буду приходить на работу.
Каждый день в 10 часов я заходил в салон, здоровался с сотрудниками и проходил в массажный кабинет. Там, как церковная мышь, высиживал 7 часов, перелистывая журналы, а потом вежливо прощался со всеми и уходил. Клиенты приходили ко мне были крайне редко.
Когда после такой работы возвращался домой, то Бренда, как правило, уже меня поджидала для «серьезного разговора»
-Сядь, - говорила она, - нам нужно поговорить.
И сама при этом делала очень серьёзное лицо.
-Понимаешь, - начинала она, - я искала человека, который поддерживал бы меня эмоционально. Но ты меня не поддерживаешь!
-Хорошо, дорогая, я готов тебя поддержать.
-Но у тебя ведь нет чувства ответственности!
-Ну, подскажи, как мне воспитать это чувство?
-Ты должен сам найти ответ на этот вопрос!
Ответа я не находил.
-Я собираюсь серьёзно сконцентрироваться на воспитании моей дочери.
-Это правильное решение, дорогая.
-Но для этого мне нужно много сил!
-Как я могу тебе в этом помочь?
-Но у тебя нет чувства ответственности!
Такой разговор мог продолжаться часами…. А ведь куда приятней вместо всех этих фраз на голодный желудок, было бы услышать всего несколько простых слов: «Пришёл? Ну, садись за стол, ведь ты, наверное, проголодался?»
Кстати, питались мы откровенным дерьмом. Сам я готовить не умею, а Бренда ничего не умела вообще. На завтрак я ел хлопья с молоком, на обед хлеб с желе и арахисовым маслом, а на ужин TV-Dinner. Этот TV–Dinner, стоивший 99 центов, являл собой редкостную дрянь, которая после разогрева в микроволновке начинала пахнуть клеем.
По воскресеньям и по праздникам мы всей семьей ходили в Макдональдс, но однажды Бренда учинила мне скандал прямо там. Взяв кока-колу и гамбургер, я сел за стол, но не строго напротив неё, а чуть-чуть наискосок.
-Ааа! - завопила Бренда и запустила в меня бумажным стаканом, - ты делаешь вид, что пришел не со мной? Ты как бы сам по себе? Тебе стыдно, что мы муж и жена?
К счастью люди за соседними столиками на нас начали косо подглядывать, и Бренда сделала вид, что успокоилась.

Как-то раз по дороге с работы, я встретил Алика, с которым познакомился курсах английского. Алик - еврей, приехавший в Америку из Самарканда вместе со своей женой - узбечкой. Я чувствовал необходимость поделиться с кем-то проблемами и поэтому пожаловался Алику на своё бытие.
-Дружище, а приходи к нам в гости в воскресенье, - выслушав меня, сказал Алик, - моя жена приготовит настоящий узбекский плов. Хоть поешь нормальной пищи.
Я обещал, что приду. Но как только я заикнулся Бренде, что в воскресенье собираюсь пойти в Алику, так мои мозги были выполосканы вдоль и поперек.
Но для начала она просто открыла рот и долго трясла головой.
-Да ты с ума сошёл! – заорала она, наконец, - разве ты не знаешь, что воскресенье принадлежит семье и только семье? Да как такое могло прийти в голову?
-Хорошо, - согласился я, - я сейчас ему позвоню и скажу, что не приду.
Я подошел к телефону и набрал номер Алика.
-Извини брателло, - сказал я, - пуще прежнего старуха браниться, не пускает меня к тебе на плов.
-Да, нелегко тебе, - посочувствовал Алик, - ну ты уж держись старик.
Я повесил трубку и повернулся в Бренде.
-Ну, вот все в порядке, дорогая! В воскресенье, как всегда, пойдем в Макдональдс. Можно было и не нервничать!
Но сам вижу, что не все в порядке, так как лицо моей дражайшей супруги, просто перекошено от злости.
-А что, этот твой друг говорит по-английски? – прошипела она.
-Немного, - не заметив подвоха, ответил я, - он уже в Америке почти год.
-А почему тогда вы говорили по-русски?
-???
-Это же верх неприличия! - завизжала она, брызгаясь слюной, - только подонки могут говорить на языке, в присутствии людей, которые этот язык не понимают!
Тут в комнату вбежала дочка Рейчел:
-Мама, мама, - загнусавила она, - а я еще видела, что он книжку читал! И не на английском! Мама, по-моему, он нас просто ненавидит!

Во время наших бесед с рыжим чудовищем мне приходилось быть очень осторожным и следить за каждым словом, так как за «базар» приходилось отвечать. Но если вдруг, я забывался и заговаривал о вещах, о которых Бренда понятия не имела, то это означало:
1) Я хочу показать, что я умнее её.
2) Я хочу показать, что мужчины лучше женщин.
3) Я проклятая мужская шовинистическая свинья (male chauvinist pig).
Надо ли говорить, что никакого желания заниматься сексом с этим рыжим чудовищем у меня не возникало. Даже дешевая резиновая кукла из сексшопа была бы куда приятнее. Но это днём, когда все пропускаешь через голову. А когда вечером ложишься в кровать и рядом с собой ощущаешь присутствие большой, тёплой, белой и мягкой задницы, то автоматически тянешься к этому предмету всеми двадцатью и одним пальцем. Ведь меня не научили спать со стоящим хуем! Но рыжее влагалище почувствовало это и решило меня наказать. Она отказала мне в сексе! Мне было заявлено, что я пользуюсь её телом только для того чтобы удовлетворить свои скотские половые интересы и совсем не ценю богатство её души и светлый ум. Про «светлый ум» я слышал почти ежедневно, но ни разу не получил этому никакого подтверждения.
-Мы живем в свободной стране, - говорила она, - и никто не имеет право заниматься со мной сексом, если я этого не хочу. И ты должен с уважением отнестись к моему решению.
Лицо её при этом было по-коммунистически серьёзным.
Мне хотелось ответить: «Вообще, ты тупорылая дура! Но так как мы живем в свободной стране, где каждый придурок имеет законное право быть придурком, где даже подритузная перхоть считает, что её недооценили, то я с уважением отношусь к твоему идиотизму»
Но естественно, ничего такого я её не говорил. Вместо этого я шёл в ванную комнату и там дрочил, дрочил, дрочил…

На какое время страсти как будто поулеглись, но это оказалось только затишьем перед бурей.
У Бренды была подруга, Мишель – жирная, очкастая и мужикоподобная мулатка. Не знаю, что её дернуло припереться в наш салон на массаж, но мне это сразу не понравилось. Однако отказать я ей никак не мог: она заплатила деньги в кассу, и сам Стивен привел ко мне её в кабинет. Я провел сеанс классического массажа, получил 10 долларов чаевых и мы попрощались. Естественно ничего такого между нами не было, да и быть не могло. Но когда об этом узнала Бренда, моё и без того нерадостное существование превратилось в кошмар.
-Она лежала перед тобой голая! – надрывалось чудовище, - и ты её трогал своими похотливыми руками! И этими же руками ты дотрагиваешься до меня!
-Но это же моя работа….
-Да меня сейчас вырвет! – чудище надуло щеки и скрылось в недрах туалета. Из-за двери долго доносились омерзительные звуки сопровождающие рвоту.
Через некоторое время она вышла, пошатываясь доплелась до дивана и упала на него навзничь.
-Если ты завтра не уйдешь с этой работы, - сказала она слабым голосом, - то я тебя отравлю.
-Но, ведь отраву подсыпают обычно в еду, а ты не готовишь? Кроме того, если я уволюсь, то чем мы будем платить за квартиру?
-Супермаркету нужен помощник менеджера. Я видела объявление. Правда, работа в ночную смену, но это лучше чем….
«Помощник менеджера» или «manager assistant» может быть звучит и не так плохо. Но я уже догадывался, что это значит. Менеджер скажет, мол, давай, разнеси вот эти коробки по стеллажам и я, помощник менеджера, буду вкалывать всю ночь. А когда начну падать от усталости, добрый менеджер подойдет ко мне, и по-отечески похлопав по плечу, расскажет историю, как он приехал в Америку 20 лет назад, как ночевал в лачуге, как от тяжелой работы у него болели мышцы и он принимал аспирин. Но он не сдавался, продолжал упорно работать и теперь он добившись своего он руководит такими придурками, как я. Он живое воплощение американской мечты! «И у тебя всё получится, парень!» - возможно, скажет менеджер.
-Бренда, я не хочу работать ночью в супермаркете, - робко возразил я.
-Но тогда учти, если ты не уволишься, - продолжала грозить американская жена, - то я сменю в квартире замки, и тебе придется ночевать под мостом.
Целую неделю после этого случая я брал с собой на работу молоток и большую отвертку, так как опасался, что чудище действительно сменит замки.
Только представьте, что творится на душе у человека, который постоянно таскает с собой в сумке молоток и отвертку, но при этом он не слесарь?

Конечно, у меня возникала мысль уйти и снять комнатушку (studio), но чудовище своим воспаленным мозгом это почувствовало и предупредило, что если я сам от неё уйду, то оно пойдет по всем инстанциям и докажет, что я женился лишь для того бы остаться в США.
-Я испорчу тебе всю жизнь! (I will make your life miserable!) – регулярно говорила она. И я ей верил.
Я мог только немного расслабиться, только тогда когда Бренда болела. В эти минуты она концентрировалась на своем плохом самочувствии и почти не обращала внимания на меня.
Однажды к нам в квартиру с лестничной клетки пробрался маленький котенок.
-Поймай эту тварь! – завизжала Бренда, - у меня жуткая аллергия на кошек!
Но котенок, испугавшись крика, забился под кровать, и я целых пять минут выуживал его оттуда.
Примерно через два часа после этого Бренде стало плохо. Налицо были признаки астмы, она хрипела и кашляла, а глаза сделались мутными и водянистыми.
Приехавшие на скорой медики сделали ей несколько уколов и, убедившись, что Бренде стало лучше, покинули наш дом.
После этого случая рыжее чудовище развесило по всему подъезду объявления с просьбой не пускать котов в дом.

Бренда всегда с нетерпением ждала тот день, когда я должен был принести зарплату. Но хозяин салона, Стивен, иногда забывал мне её заплатить. Делал он это не со зла, а так из-за врожденного раздолбайства. То у него банк закрыт, то еще что-то.
-Ты принес деньги? Тебе Стивен заплатил? – строго спрашивало меня Рыжее Чудовище, как только я появлялся в дверях.
-Тебе Стивен заплатил? – повторяла вопрос её семилетняя дочь.
Что тут ответишь? Собственно говоря, я всегда хорошо относился к детям, и дети обычно платили мне тем же. Но эта маленькая тварь…..
Рейчел протягивала мне телефонную трубку и орала:
-Звони Стивену немедленно и скажи ему, чтобы заплатил! Ты понял, идиот?
У меня возникало огромное желание запихнуть в её маленькую задницу весь этот телефон вместе с проводом и трубкой. Мне казалось, что я даже стал немного понимать тех людей, которые периодически устраивают стрельбы в американских школах.

Жизнь становилась все безрадостнее. Кроме «семьи», я практически ни с кем не общался. Люди, которыми я иногда обменивался репликами на работе, в магазинах и на улице казались мне не очень интересными.
-О! Вы из России! – сказал мне пришедший на массаж клиент, - а я всегда стараюсь покупать воду из Исландии.
-А при чем здесь Исландия?
-Как? А разве Россия не часть этой страны?

Бородатый бомж, которому я подал 25центов, узнав, что я из России сказал мне:
-Спасибо брат, - сказал бомж, - ты очень правильно поступил, что приехал к нам в Америку. Я недавно прочел, что в вашей стране очень бедная и тяжелая жизнь.
Бомж почесал грязную пятку, потом этой же рукой достал из рваной сумки кусок хлеба и начал его жевать потрясывая бородой.

Телевидение тоже не спасало. Если и показывали репортажи из России, то в основном старых и плохо одетых людей. В переполненных больничных коридорах лежали умирающие люди. И над всем этим царствовал бандитский беспредел: в людей стреляли, их пытали, насиловали и резали на части.
Мне уже и самому становилось невдомек: «Как это я умудрился в такой стране прожить более 30лет и остался нерасчленённым?»

Приближалось Рождество. На праздники было решено поехать в Пенсильванию, чтобы провести несколько дней в доме родителей Бренды. Эту новость я воспринял с большим энтузиазмом. Все-таки новое место, новые люди, какое-никакое общение.
Для меня, человека выросшего в Советском Союзе, Новый Год всегда был самым светлым праздником. Новый Год он же всегда пахнет ёлкой, мандаринами, искриться шампанским! А салат оливье! Как бы его не ругали, но лучшего салата в мире просто не изобрели. А грибочки? А водочка? А шпроты? Новый Год это всегда тайна. От Нового Года вечно чего-то ждешь!

К родителям Бренды мы приехали вечером под Рождество 24го декабря. В доме кроме родителей моей жены находилось ещё несколько родственников. Они сидели в креслах, и вяло беседовали. Отец Бренды предложил мне бутылку пива Budweiser 0,3, и я не отказался. Я по наивности ожидал, что сейчас накроют стол и начнут пить, есть, и веселиться. Но ничего не менялось, кто-то ушел, а в 11 часов Бренда сказала, что на втором этаже нам приготовили комнату и пора уже идти спать. Несколько удивленный я поднялся наверх.
-Ты опозорил меня перед всей родней! – зашипела на меня Бренда.
В тусклом свете ночника, она являла собой живое олицетворение богини Мегеры.
- Я говорила родственникам, что ты не пьешь, а ты на глазах у всех, - тут она сделала особенно страшное лицо, - выпил целую бутылку пива!!!
- Ну, ты бы хоть и мне сказала, что я не пью, - оправдывался я, - а то ведь я об этом ничего и не знал.
- Как мне теперь завтра с ними общаться?
К тому времени я уже хорошо усвоил, что с чудовищами спорить нельзя. Им подчиняются или их убивают.
- Ну, извини, дорогая, что я тебя так подвел.
Злобно втянув сквозь зажатые зубы воздух, Бренда ушла в туалет.

Утром меня разбудил уже хорошо знакомый и противный голос моей любимой жены:
-Вставай, под елкой уже лежат подарки!
Мы спустились вниз. Под ёлкой действительно лежали свертки и коробки, упакованные в красивую бумагу с цветочками-звёздочками и перевязанные разноцветными ленточками. На каждом подарке было написано, для кого он предназначен.
Возле ёлки с умиленными лицами сидели родственники Бренды. Всего восемь человек.
-Ну-ка, кто первый будет доставать подарки? – раздался чей-то задорный голос.
Родственнички по одному подходили к ёлке и отыскивали свертки с их именами.
Каждый, кто открывал подарок, издавал возглас типа «Wow!» или «Oh, great!», а остальные светились улыбками олигофренов и хлопали в ладоши. Взрослые люди с глазами новорожденных младенцев! У меня создалось впечатление, что я присутствую на празднике умственно отсталых детей. На бале уродцев! И я был одним из них. Вытащив из упаковки свитер за 16 долларов, я радостно закричал:
-Oh, yes! It’s exactly what I wanted!
А в ответ услышал смех и аплодисменты. Меня приняли за своего! Как же было приятно наконец обрести единомышленников!
Когда все подарки были разобраны, к нам подошла Мэри, старшая сестра Бренды и пригласила к себе домой на вечеринку.
«Ну, может там что-то, наконец, будет?» - со слабой надеждой подумал я.

На вечеринке я увидел несколько пожилых родственников, которым меня представили как мужа Бренды.
-Познакомься, это дядюшка Джордж!
Дядюшка с трудом приподнял голову, но ненадолго, его голова тут же рухнула вниз. Я только на секунду увидел его охуевшее ебало в толстых очках. Уверен, что этот дядюшка забыл о моем существовании уже через две секунды после того как пожал мою руку. Он снова погрузился в нирвану, и только изо рта свисала ниточка слюны.
Надо ли говорить, что все мои ожидания оказались иллюзорными. Не было общего накрытого стола, не было дяди Миши или дяди Пети, который бы приказал: «Нали-вай!», и не было людей, которые бы с радостью выполнили эту команду.
Вместо этого был какой-то фарш, макароны, пластиковые тарелки и одна на 20 человек бутылка красного вина.
Люди рассредоточились мелкими группками по 3-4 человека и о чем-то беседовали. Наверно, чтобы я себя не чувствовал одиноким, ко мне периодически кто-то подходил и задавал вопросы, типа: «нравится ли в Америке?», «холодно ли в России?».
Раздался шум, это поднимали дядюшку Джорджа, чтобы отвести его в туалет. Моя теща глядя на это тихо сказала мне:
-Роман, когда я дойду до такого же состояния, пожалуйста, пристрели меня!
Это была единственная разумная фраза, которую я услышал за все время своего пребывания в Америке.

«Праздник» кончился, мы вернулись в Чикаго.
Бренда продолжала скандалить по любому поводу. Даже чаще чем раньше.
-Я близка к нервному срыву, - кричал её перекошенный рот.
Один раз она даже схватила кухонный нож и, размахивая им, стала грозиться меня зарезать. К этому моменту от постоянных скандалов, на нервной почве, у меня на теле появились красные выступающие пятна. Мне все надоело, я очень устал, и мне было уже абсолютно всё равно. Я подошел к ней и сказал:
-Ну, что ж. Вот он я. Давай режь.
Не зарезала. Швырнула нож в раковину и пошла смотреть телевизор.

Чтобы не дойти до нервного срыва, чудище стало посещать психоаналитика, и даже требовала, чтобы я пошел к нему вместе с ней.
Я, естественно отказался и находил утешение в том, что лежал и фантазировал на тему «как я убью эту тварь». Разумеется, я твёрдо знал, что никогда этого не сделаю, но такие «добрые» мысли помогали мне выживать. Ну, например, когда она будет принимать ванну, и я войду и брошу в воду включенный фен. Или нет, лучше мы пойдем прогуляться на озеро Мичиган и я, убедившись, что рядом никого нет, как пиздану её по голове булыжником, а потом завалю валунами, которых там полно. Хер там кто её найдет! Но нет, валуны слишком большие, мне одному не справиться…. Лучше уговорю ее поехать на пикник в лес, а там как ёбну лопатой по ебалу. Чтоб лязг от зубов был слышен! Дзинь!! А потом этой же лопатой и закопаю. Но ведь у нас нет лопаты? Придется купить в супермаркете…. Главное, когда буду её покупать, не говорить ни о чём с продавцами. А то потом вспомнят, что лопату покупал человек, говоривший со странным акцентом.
У меня почти постоянно болела голова, но обратиться к врачу я не мог, так как на мою медицинскую страховку у нас всегда не хватало денег. Я покупал таблетки под названием «Адвил», но это не помогало, а ничего другого без рецепта купить я не мог. После 6ти таблеток Адвила у меня обычно начинался понос, и только тогда проходила голова.

Это случилось в воскресенье 13го февраля 1994го накануне омерзительного, слюнявого и розового дня Святого Валентина. Трудно представить более тупой и пошлый праздник. Два дня назад Рейчел отправили на несколько дней к дедушке и бабушке, и хоть я и не любил эту девчонку, её отсутствие меня это совсем не радовало. Бренде было некого воспитывать и поэтому в эти дни она ебла мне мозги с удвоенной силой. С самого утра мне нездоровилось, болела голова, от нервных потрясений, красные пятна на теле стали ещё больше.
Я постелил матрас на пол и с чашкой чая улегся перед телевизором.
-Убери матрас, я хочу прибраться в квартире! – услышал я до боли знакомый голос.
«Во как? То ты вообще не убираешься, а то в воскресенье надо прибраться?» - подумал я, но сказал:
-А ты не могла бы убраться чуточку попозже?
-Да кто ты такой, чтобы это говорить??? Ты ноль! Запомни, в этой стране ты полный ноль!
Я решил никак не реагировать, но чудовище не унималось:
-Кому сказала, вставай немедленно!
Видя, что на меня это никак не действует, чудовище ударило меня ногой. Чай пролился на свитер, мой единственный подарок, полученный на Рождество.
Это уже было чересчур и я вскочил чтобы, наконец, продемонстрировать ей всю силу своей любви. Но чудище предусмотрительно стояло уже в трех метрах от меня и держало телефонную трубку. Она почувствовала мою решительность.
-Если ты посмеешь меня ударить, то я вызову полицию, и ты сдохнешь в тюрьме! – сказала она, грозно потрясая телефонной трубкой.
Полиция? Тюрьма? Нет, не хочу.

Вечером я пошел в супермаркет. «Все» - думал я, - «Еще несколько месяцев такой жизни и я загнусь. Надо сматываться! Рыжее влагалище уверено, что оно меня просто осчастливило, прописав в этой грёбаной Америке! Рыжая влагалище уверено, что я лучше сяду тут в тюрьму, чем вернусь в Россию»
В супермаркете от яркого света слепило глаза, все стены были обвешаны розовыми сердечками, а полки ломились от игрушек с надписью «I love you». Атмосфера дебильного праздника совершенно не соответствовала моему настроению. Тьфу, любовь напоказ! «В день Святого Валентина не ходи без вазелина» - крутилось в голове.
Я купил себе на завтрак молоко, кукурузные хлопья и медленно-медленно поплелся домой. «А чтобы этой сучке напоследок сделать? Подсыпать бы ей слабительного, чтобы дристала три дня! Только где это слабительное взять? Ведь оно тоже продается только по рецепту»
Войдя в подъезд, я увидел в углу чёрного шелудивого кота. В голове сразу родился план действий!
-Иди сюда Вася, иди. Я хороший дядя, я дам тебе молочка.
«Вася» недоверчиво вылез из укрытия.
Как хорошо, что я работаю в парикмахерской, и прихватил оттуда такую замечательную расческу! Прочную расческу, с частыми зубчиками!
Пока Вася слизывал с пола молоко, я его основательно его прочесал. Кот, наверное, не верил своему счастью: его хорошенько расчесали и напоили молоком. Такое чудо возможно только накануне великих праздников, таких как день Святого Валентина!
Ну всё, богатый урожай волос и перхоти был собран в небольшой полиэтиленовый пакетик. Теперь к делу!

Пока Бренда занималась собой ванной, все содержимое пакетика было высыпано на её подушку под наволочку. “На сука, получи! Может хоть это прочистит тебе мозги!»

Выйдя в халате из ванной Бренда целый час неподвижно сидела, уткнувшись взглядом в телевизор, но по всему было видно, что происходящее на экране ее не очень интересует.
Наконец я не выдержал:
-Ты что молчишь? На тебя это совсем не похоже. Покричи на меня что ли?
-Пожалуйста, сядь со мной.
Я удивился, но пересел к ней на диван.
-Обними меня, пожалуйста.
Я снова послушался.
На глазах Бренды заблестели слезы.
-Я очень устала, - сказала она, - почти каждый день я отправляю несколько резюме работодателям, и отовсюду приходят вежливые отказы. Я им не нужна. Я никому не нужна, даже родителям. Я устала так жить.
-Не говори так. Родителям ты уж точно нужна.
-Ха! Да ты знаешь, что моя мать будет рада, если я умру! Когда я была ребенком, она кормила меня только сладостями. Она хотела, чтобы я выросла прыщавая и толстая.
-Зачем???
-Она боялась, что буду выглядеть лучше, чем она.
-Ну, перестань. У тебя, в конце концов, есть дочь.
-Если со мной что-то случится Рейчел получит страховку 20000 долларов. И всем будет хорошо. Может только ты и будешь переживать?
Это была первая шутка, которую я от неё услышал.
-Ты меня извини, - продолжила она, - я иногда напрасно на тебя кричу.
-Да ладно, - ответил я, - идеальных людей не бывает и я тоже не сахарный.
И обнял её еще крепче.
Бренда подняла на меня глаза:
-Смотри уже 12 часов, наступил День Влюбленных, выеби меня, пожалуйста.

-А знаешь, - сказала она несколько минут спустя, - я перестала принимать противозачаточные таблетки и если я забеременею, то пусть у нас родится ребенок. Ты кого бы хотел?
Я уже почти проклинал себя за подложенную кошачью шерсть. Я первый раз подумал, что ведь, в сущности, она несчастный человек и сама больше всех и страдает из-за своего характера.
Если бы она пошла в ванную подмываться, то я бы успел вытряхнуть шерсть в помойное ведро. В крайнем случае, поменял бы ей подушку. Но Бренда никогда не подмывалась после секса.
-Good night, Roman.
-Good night, Brenda. Sleep well.

Какое-то время я лежал и приглядывался за ней, но не заметил никаких отклонений от нормы. Бренда спала и дышала ровно. В конце концов, я решил, что аллергия на кошек у нее чисто психологическая.
«Не забыть бы завтра вытряхнуть из её наволочки шерсть» - подумал я и тоже заснул.

-Пррру! Пррру! Пррру!
Что такое? Как будто кто-то пытается остановить невидимую лошадь? В полудрёме я никак не мог понять, откуда эти звуки.
-Пррру! Пррру!
Я увидел, что Бренда надувает щеки и тут же с шумом выпускает из них воздух. Я вскочил, включил свет и склонился над ней. Лицо ее посерело, глаза были полуоткрыты, но в них не было даже самой малейшей мысли. Слабый пульс вроде бы ещё прощупывался.
-Пррру!
Как будто она пыталась втянуть в себя воздух, который никак не хотел проходить в легкие.
Я в первый раз поднял на неё руку и начал бить её по щекам. Бесполезно. Сбегал, набрал из-под крана стакан воды и вылил ей его на голову. Никакого результата.
Набрал 911…. Пока общался со службой спасения, она умолкла.
Я еще попробовал сделать ей непрямой массаж сердца и даже искусственное дыхание, но уже понимал, что это не поможет.
Неожиданный финал.
-Поздравляю тебя с Днем Влюбленных, Бренда! – я закрыл ей глаза, - но совместных детей у нас, скорее всего, не будет. Видит Бог, я не хотел тебя убивать, но так уж получилось. Но ты бы и сама когда-нибудь умерла, так что разница только в количестве прожитых лет. Хочешь я спою тебе песенку? Twinkle, twinkle little star…….
На самом деле мне хотелось плакать и чтобы это не произошло, пришлось разыгрывать из себя злодея.
-А вообще Бренда в наш последний вечер ты меня разочаровала. Я уже был почти уверен, что ты абсолютный монстр, но оказалось, что даже в тебе было что-то человеческое.
Я взял подушку Бренды, отнес её туалет и вытряхнул всю шерсть в унитаз. Улики были уничтожены.
Приехавшим медикам оставалось только констатировать смерть.
Полицейские попросили меня найти её ID, и когда я полез в сумку Бренды, то оттуда выпала адресованная мне открытка, которую она не успела мне вручить. «Dear Roman! You mean so much to me and I’m so thankful that I get to spend the rest of my life with you» (Дорогой Роман! Ты так для меня много значишь, и я так благодарна, что проведу остаток жизни с тобой). Конечно, это была стандартная открытка-валентинка от Hallmark, купленная в супермаркете. Её рукой было написано только одно слово «Roman», но теперь и это приобрело зловещие очертания, превратившись в пророчество мертвеца.

Следующая неделя прошла как в тумане. Меня два раза допрашивали в полиции. Один раз даже в присутствии русскоговорящего юриста. Спрашивали, почему я повесил трубку, когда служба спасения просила оставаться на линии. Возможно, что у них и были какие-то подозрения. Единственным мотивом преступления могло стать моё желание остаться в США, но уже без надоевшей жены. Поэтому чтоб отвести эти подозрения, я сразу заявил, раз моя жена умерла, то не вижу никакого смысла оставаться в этой стране. В заключение судмедэксперта было указано, что в анамнезе болезни были отмечены и бронхиальная астма и аллергия. Аллергическая реакция спровоцировала острый бронхоспазм, который и привел смерти.
Вопросов ко мне больше не было и уголовное дело никто не заводил. Это только в кино какой-нибудь дотошный инспектор начинает длительное расследование и, в конце концов, выводит преступника на чистую воду. В реальном же мире «висяки» полиции не нужны.
В морге меня спросили, хочу ли я еще раз на неё взглянуть. Я не хотел, но сказал:
-Yes.
Извлеченная из холодильника Бренда, была уже даже не серой, а синюшной. Тонкие губы почти полностью исчезли с её лица, превратив мою бывшую жену в старушку. И только рыжие волосы не потеряли своей насыщенности. Мне даже показалось, что они слегка шевелятся, как у Медузы Горгоны.
Не знаю, наверно скорбящему мужу полагалось поцеловать её в хладный лобик. Не знаю, но я этого не сделал.

Сложнее было встретиться с родителями Бренды, но к счастью, эта встреча не была продолжительной. К моему удивлению, они действительно не выглядели убитыми горем. Хоронить Бреду решили в Пенсильвании, но я туда не поехал. На моем приезде на похороны, её родители не наставили. Все честно, ведь я их тоже не приглашал на нашу свадьбу.

Тот, кто давно живет в Чикаго, возможно, вспомнит снежную бурю, которая обрушилась на город 22го февраля 1994 года. Из-за снегопада я еле добрался до аэропорта. Но оказалось, что зря спешил, так как рейс Аэрофлота «Чикаго – Шеннон – Москва» был отложен на 6 часов и я бесцельно слонялся по зданию аэропорта. На душе было неспокойно и мне хотелось как можно быстрее покинуть «страну свободы».

Была уже ночь, когда, наконец, разрешили вылет. Самолет поднимался над большим каменным городом, залитым светом от миллионов ламп. Когда-то гангстеры прославили этот мегаполис на весь мир. Но сегодня на смену бандитам пришли годзиллы, которые немного страшнее. Аль Капоне мог отнять деньги и закатать в асфальт, годзиллы же медленно выедают мозги.
Tags: Годзилла, День Святого Валентина, США, Смерть, Чикаго
Subscribe

promo ugandan january 5, 2014 14:16
Buy for 20 tokens
Ближайшие путешествия с русскоязычными гидами ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ТАНЗАНИИ (14.10.2020 - 24.10.2020) Сафари и пляжи ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ И РУАНДЕ (02.11.2020 - 12.11.2020) Гориллы и вулканы НОВОГОДНЕЕ ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ (с 28.12.2020 - 09.01.2021) Вся Уганда за 12 дней ПУТЕШЕСТВИЕ ПО…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments